12+

Борьба с откатами при госзакупках: попробуй докажи

03 августа 2016

Генпрокурор Юрий Чайка подписал указ об изменении контроля за процедурой госзаказа. Нововведения в первую очередь направлены на борьбу с откатами и устранение конфликта интересов. 

Официальный документ пока не опубликован. Однако уже сейчас известно, что основная часть плана генеральной прокуратуры - изменение закона. Например, предполагается введение уголовной ответственности за нарушения при госзакупке, а также скрупулезная проверка аффилированности и раскрытие субподрядчиков при заключении крупных договоров. 

Более того, план борьбы подразумевает проведение совместного расследования закупок для оборонной и правоохранительной деятельности. Что касается понятия «конфликт интересов», который уже существует в инструментарии регулирования процесса сделки, то прокуроры настаивают на расширении этого понятия. 

По мнению экспертов, опрошенных корреспондентом портала «Гражданин и закон Петербурга», в целом идея по ужесточению контроля неплохая. Правда, вероятнее всего, при реализации выглядеть она будет совсем иначе. Так, к примеру, считает юрист и бизнес-консультат Людмила Максимова:

Теория - это теория, а на практике все играет совсем иначе. Говорить, насколько реализация предложений прокуратуры улучшит процедуру госзаказа и сделает ее честнее, сейчас сложно. До конкретного применения новых правил все это будет гаданием на кофейной гуще. Однако в процедуре государственного заказа постоянно что-то меняется. Не всегда это выносится на публику, но те, кто вплотную этим занимается, прекрасно об этом знают. А значит, могут приспособиться.

В свою очередь, адвокат Михаил Салкин считает, что уголовная ответственность - это излишняя мера, от которой лучше не будет фактически никому:

Идея контроля хорошая, но что-то мне подсказывает, что участники просто будут грамотнее скрывать аффилированные компании и процесс взаимодействия с ними. Если новые правила приведут к увеличению количества документов, то крупных игроков это не отпугнет, а предприятиям поменьше придется туго. Проверки в части оборонной промышленности - это просто отлично. Как показывает опыт, там все заранее расписано. Проверить их сложно, ибо секретные данные. Внеплановая ревизия - прекрасный план, потому что появится возможность выявить документы и просмотреть их на предмет нарушений. А вот введение уголовной ответственности - это плохо. За такие нарушения нужно штрафовать, чтобы пополнять бюджет. То есть, подобное - подобным, так как откат - это, в первую очередь, покушение на бюджет. Умысел в уголовной плоскости будет очень сложно доказывать. Скорее, это превратится в способ борьбы, но не против коррупции, а против неугодных поставщиков.

Тем временем, адвокат организации «Росюрист» Тамара Гусова считает, что приказ генпрокуратуры - положительный сигнал для правоохранительных органов:

Наконец вводится уголовная ответственность и расширяется список участников бюджетных хищений. Но, к сожалению, приказ не учитывает реалии нашего времени. Влиять на закупки могут не только губернаторы и главы администрации, органы полиции и прокуратуры, но и, например, банки и международные корпорации. А на практике доказать их участие для привлечения к уголовной ответственности очень сложно. Сейчас существует несколько статей УК, по которым правоохранительные органы возбуждают дела и могут привлечь чиновника к уголовной ответственности . Однако, когда дело передают в суд, выносится либо слишком мягкий приговор, либо срок назначается условно, либо виновных освобождают от ответственности, так как обвинение не может доказать связь и умысел группы лиц на совершение преступлений. Все мы помним «дело Васильевой» и понимаем, что простой гражданин России может сесть на годы за кражу мобильника, а чиновник, похитивший миллионы из бюджета, избегает ответственности, переходит на новую должность и является «своим» в коррупционной системе. В советском праве у вора и его семьи конфисковывали имущество, что останавливало многих от самого желания совершать эти преступления. Уйти от ответственности помогают преступникам и сами представители бюджетных учреждений, поскольку в суде они отрицают причинение ущерба бюджету, чтобы подсудимый не дал показания против других соучастников хищения. Даже когда факты несправедливого распределения госзаказа налицо, есть заявления с указанием на нарушения - контрольные органы отказывают в возбуждении дел до тех пор, пока украденные средства не выведут так называемым добросовестным приобретателем. Для улучшения борьбы с коррупцией было бы разумно не допускать к участию в госзаказе фирмы с номинальными директорами - такие фирмы проверяющим видны сразу – у них как правило нет офиса, уставный капитал 10 тысяч рублей, директора из регионов или стран бывшего СССР, в их трудовых книжках стоят отметки о работе курьером и рабочими. Не стоит допускать и тех, кто существует менее трех лет, а также компании с учредителями, находящимися в оффшорных зонах, либо подающих документы о смене учредителя на оффшорную компанию.  

Фото: http://www.ekb-security.ru

Александра Будер

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация