12+

"Авторское право у нас существует только для крупных компаний, для известных людей"

07 октября 2016

Гостем очередного выпуска программы "Гражданин и закон" на радио "Медиа Метрикс" стал журналист, заявитель по иску об авторстве книги "Мужем битая... Что мне пришлось пережить с Германом Стерлиговым" Игорь Шнуренко. О том, как проходил процесс, чем российское законодательство в сфере защиты авторских прав отличается от европейского и о многом другом он рассказал ведущим программы Александре Саблиной и Юлии Мелейко.

Вы написали книгу «Мужем битая...», посвященную Герману Стерлигову, автором которой значится Алена Стерлигова, его супруга. Вы подготовили судебную претензию на 50 млн рублей и хотите получить компенсацию за проделанную работу. Расскажите о конфликте с семьей Стерлиговых.

Неверно было бы говорить, что это моя книга. Мы написали ее совместно с женой Германа Стерлигова. Она позиционирует себя как Алена, на самом деле у нее и имя, и фамилия другие, но это выяснилось в ходе судебного процесса. Что касается самого дела, Герман Стерлигов подошел ко мне, когда я делал одну из программ, и предложил написать книгу. Мне была интересна его семейная жизнь, его отношения с женой. Мне показалось, что книгу нужно делать не от его имени, а от имени его жены, чтобы она рассказала о муже, о его интересных проектах. Я был впечатлен этими людьми, решил, что это будет интересный проект, вложил в него много сил. Речь не заходила об оформлении контракта. В любом случае, я думал, у нас есть авторское право. Кроме того, к таким людям просто обидно было подходить с предложением о заключении контракта. В итоге, когда я подготовил книгу и отдал им, они пропали на несколько месяцев. Через какое-то время Герман мне позвонил и сообщил, что книга уже продается в киосках, что я могу ее купить. Они даже мне экземпляр не прислали, одному из авторов! Естественно ни о каком вознаграждении не было и речи, они ничего не заплатили, они не поставили даже моего имени на книге. Я очень обиделся, ждал от них каких-то шагов около полугода. Потом я решился обратиться в суд, тем более, что юристы сказали, что дело верное, так как у меня сохранились переписка, аудиофайлы бесед.

Дело развивалось так, что в суде по месту жительства Алены Стерлиговой я проиграл это дело. Апелляция в Московский областной суд не помогла. Это дело можно считать проигранным. Это свидетельствует о том, что авторские права в нашей стране не защищены.

Каким тиражом разошлась книга?

Герман сказал мне, что книга разошлась миллионным тиражом, но, зная его способность преувеличивать, я считаю, что это можно поделить на 10. Тираж 100 000 ближе к истине. К сожалению, издательство «Комсомольская правда» по ряду причин поддержало Стерлиговых и отказалось предоставить какую-либо информацию о тираже. Видимо, это связано с уходом от налогов. Возможно, что они выпустили один тираж, а формально заявили другой. Трудно сказать, каков официальный тираж, на книге его нет, но она действительно продавалась во всех киосках.

Как я понимаю, вы проводили экспертизу в рамках судебных разбирательств, которая должна была подтвердить ваше авторство. Расскажите, как именно подтверждается авторство в рамках таких экспертиз?

На самом деле существующее законодательство позволяет определить, кому же принадлежит авторство. Просто проблема в практике применения этого законодательства. Мои представители - «Центр поддержки СМИ» сказали, что это дело абсолютно выигрышное, проблем не будет. Мы нашли самую известную в стране организацию по авторской экспертизе. Судья и назначил экспертизу в ней. Они анализировали те материалы, которые я им предоставил, в частности, тот конечный вариант книги, который я создал, который послал Стерлиговым для подтверждения за несколько месяцев до выхода книги. Вот этот вариант текста был сверен с тем вариантом, который вышел в издательстве «Комсомольской правды». Было установлено, что тот текст, который в итоге получился у меня и тот, который вышел в издательстве имеют множество идентичных фрагментов, которые явно написаны моей рукой, а также они установили, что есть вкрапления и фрагменты, которые написаны другим человеком. Эти фрагменты были вставлены самой Еленой Стерлиговой, кстати, по моему совету. По моим оценкам, 80% книги – это моя работа. На этом этапе я думал, что дело уже выиграно. Но, к сожалению, судья резко изменил свое поведение. Сначала он начал переносить заседания, когда нужно было закрепить выводы экспертизы. А потом он предупреждает нас за 2-3 дня, назначает заседание, но никто из нас не может приехать. Мы не являемся, а приходят представители ответчика. Он отвергает выводы нашей экспертизы, назначает новую экспертизу, за которую платит ответчица. Эта экспертиза сделана была уважаемыми людьми. К сожалению, мои представители, эксперты и профессионалы были возмущены выводами второй экспертизы, потому что она не основывалась ни на каких сопоставлениях, а написана была «от балды». Очевидно, что эксперты подписали кем-то написанное заключение. Значит, репутация для них ничего не значит.

Как обезопасить свое авторство? Что вы посоветуете другим авторам?

Что касается советов, то, к сожалению, я из опыта могу сказать, что авторское право у нас существует только для крупных компаний, для известных людей. Вот, относительно этих людей авторское право работает. Что же касается обычных авторов, а их очень много, авторское право тут не работает совсем, а работает коммерческое право. Вы должны зафиксировать договор, оформить его должным образом с издателем. Письменный договор можно заставить соблюсти. Для этого есть арбитраж. Формально, конечно, механизмы есть, но на практике они не работают.

Когда книга базируется на интервью, то человек, который давал интервью, по факту, является автором. Действительно ли любой участник беседы может подать в суд?

Если вы взяли у кого-то интервью и решили выпустить книгу, то он может показать, что автором этой книги является он. Судя по тому, как шел наш судебный процесс, именно это хотели показать защитники Стерлиговой. Хотя законы об авторском праве говорят о другом. Они говорят, что не факты являются объектом авторского права, а тот способ, каким вы излагаете эти факты.

Как вы считаете, кому принадлежат авторские права: работнику, который создает произведение или работодателю?

Моя точка зрения ближе к общепринятой в Европе. Россия позиционирует себя как европейская страна. В Европе авторское право – это право человека на то, что он создал. В европейской интерпретации автор имеет большие права.

У нас все-таки господствует коммерческий подход, когда автор воспринимается так же, как компания, как коммерческая структура. Автор – это такой инструмент, которым некая компания управляет.

С европейской точки зрения отсутствие договора было бы в мою пользу. Раз нет договора, а я приложил к этому руку, то я вообще могу потребовать любые деньги. В наших условиях отсутствие договора было истолковано против меня.

Что сейчас происходит с этим делом?

Я понял, что судебная система настроена на то, чтобы по формальным признакам не давать этому делу ход. Мы подали на апелляцию, но, по словам моего представителя, ее рассматривали 10 минут. Сейчас мои представители готовят кассацию, но я пессимистически смотрю на свои шансы, несмотря на то, что правда на моей стороне.

Беседовали Юлия Мелейко, Александра Саблина

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация