12+

“Сегодня мусорному бизнесу выгодно работать в правовом поле”

16 ноября 2016

В новом выпуске программы "Гражданин и закон" на радио "МедиаМетрикс" речь шла о несанкционированных свалках и других проблемах мусорного бизнеса.  Гостем ведущей Юлии Мелейко стал  управляющий директор НП "Единая система утилизации отходов" Роман Казаков. Он рассказал, как влияют последние изменения в законодательстве на способы избавления от отходов, как эта сфера контролируется и как в ней можно применять современные технологии.

Следующий год объявлен годом экологии в России. Мы уже видим на примере законодательства, что происходит улучшение ситуации в этой области. Например, в 2016 году были внесены изменения в правила по обращению с отходами. В частности, введены новые правила утилизации мусора, его вывоза. Можно ли уже увидеть на практике какие-то результаты применения этого законодательства?

Безусловно. Основным нормативным документом, который модернизирует систему обращения с отходами, явился закон 458-ФЗ, который был принят в декабре 2015 года. Согласно этому закону, мы вернулись к системе государственного лицензирования, то есть государственного контроля деятельности по обращению с отходами. С июля этого года вся деятельность по транспортировке, обработке, утилизации и переработке отходов и их сбору, требует лицензирования. На мой взгляд, это достаточно серьезный шаг, который позволит существенно улучшить данный рынок.

Я видела также, что, в соответствии с новой редакцией, были повышены штрафы за причинение вреда окружающей среде. Насколько повысились штрафы, и как происходит контроль над выполнением законодательства?

Повышение штрафов на сегодняшний день не является, к сожалению, неким существенным барьером. Потому что система управления данной отраслью, на мой взгляд, устарела и требует модернизации в целом. То есть сейчас получается, что у нас принимается изменение в законодательство, а контроль за этим отстает. Поэтому игроками рынка, крупнейшими компаниями, было сформировано несколько общественных организаций, была попытка ввести саморегулирование в эту отрасль. На сегодняшний день, как я уже говорил, государство вернулось к лицензированию деятельности, контроль ужесточается, и, на мой взгляд, необходим системный подход. Это первое. А второе – город и область это два субъекта. То есть на сегодняшний день Санкт-Петербург является огромным мегаполисом, который образует порядка 8,5-9 миллионов кубических метров отходов в год. В основном вся эта масса уходит на территорию области. И вот взаимодействие между городом и областью – это на сегодняшний день основная задача. Нужно наладить взаимодействие между двумя этими субъектами. Потому что как только отходы выехали за территорию города, это уже головная боль области. Механизма этого до сих пор, к сожалению, нет. Но я очень надеюсь, что совместно с государственными органами власти двух субъектов удастся выработать систему и ее реализовать. 

Насколько я знаю, в Минстрое был опубликован проект, что с 2017 года каждый регион должен выбрать единого оператора, который будет заниматься утилизацией отходов. Готовы ли регионы к такому законопроекту, потому что осталось всего три месяца, и, соответственно, уже каждый регион должен выбрать того оператора, который будет отвечать?

Мы в тесном контакте с коллегами из Москвы, и понимаем, что многие регионы, к сожалению, не готовы. Петербург и Ленобласть – одни из первых субъектов, которые разработали эту систему. У нас разработаны территориальные схемы по обращению с отходами, и в принципе готовность к регоператорству – полная. Но я думаю, что правительство Российской Федерации примет решение о переносе сроков регоператорства, потому что эту норму необходимо внедрять повсеместно в России. 

В Петербурге и в Ленобласти ежегодно появляется около 11 миллионов кубических метров коммунальных отходов, это площадь, которая сопоставима с Лахта-центром. Что происходит на деле с теми отходами, которые у нас образуются? 

На сегодняшний день, порядка 90-95% отходов размещается на полигонах. Ситуация, конечно, катастрофическая. Мы, к сожалению, утратили опыт советского времени, когда система раздельного сбора зарождалась и достаточно эффективно работала. Я некоторое время назад был с делегацией Российской Федерации в Японии, и наши японские коллеги нас порадовали тем, что сослались на опыт Советского Союза. Когда у них были проблемы именно в этой сфере, они брали за основу опыт раздельного сбора СССР, как одну из моделей, и они считают, что эта модель эффективна. Мне кажется, что не нужно изобретать велосипед, нужно просто вспомнить вот эти наработки, и если мы хотя бы возьмем и разделим мусор на две фракции – сухие сортируемые отходы и влажные органические, то есть отходы пищевые, то мы уже получим достаточно качественное сырье, которое в разы увеличит выход полезных фракций. Я могу сказать, что наши коллеги из Московской области (среди них есть выходцы из Петербурга и Ленобласти)  в нескольких районах Московской области, по моей информации, подобную систему пытаются внедрить. Было бы неплохо, если бы мы всерьез задумались – не просто на уровне общественных организаций, активистов, а и наши коллеги в правительстве задумались о внедрении подобной системы. Она бы позволила существенно улучшить качество мусора как сырья для дальнейшей переработки. Мы знаем, что следующем году вступает в силу норма закона, которая регламентирует экологический сбор отходов. Эта норма будет способствовать развитию отрасли переработки. То есть будут создаваться предприятия, государство планирует субсидировать развитие этой системы. 

А вот как обстоят дела с незаконными свалками, которые есть и в Петербурге, и в Ленинградской области? Как реально можно применять законодательство и действительно с ними бороться?

Ну, во-первых: почему образуются незаконные свалки? Незаконные свалки образуются ввиду того, что компании, которые задействованы в сфере обращения с отходами, особенно это небольшие компании, которые для увеличения своей прибыли идут на подобные нарушения. Их ловят, штрафуют, они повторно нарушают… Необходимо ужесточить контроль. Я вернусь к системе город-область – нужно наладить взаимодействие, четко расписать регламенты взаимодействия государственных органов власти. Это должно быть МВД, комитеты, которые контролируют экологию и природопользование, это должны быть объекты размещения отходов. Вернемся, например, к строительным отходам. У нас была, на мой взгляд, достаточно эффективная система размещения строительных отходов, так называемые технологические регламенты. То есть Комитет по экологии природопользованию согласовывал проекты, где четко были прописаны от каждого строительного объекта образующиеся объемы и куда они должны быть размещены. К сожалению, в прошлом году эта система была утрачена. Я надеюсь, что через какое-то время мы к этому вернемся – и в городе, и в области. Потому что отходы сегодня перемещаются практически бесконтрольно. Из-за этого возникают свалки. И каким-то образом повлиять на это можно лишь создав систему и ужесточив контроль. И, конечно же, штрафы. 

Но все-таки, я так понимаю, штрафы довольно невелики, раз нарушения регулярно происходят. Вот если бы у компании арестовывали счет, нарушителей было бы значительно меньше.

Знаете, не только в этом дело. Я разговаривал с представителями наших государственных органов власти, которые задействованы в системе контроля. Есть достаточно большие штрафы со стороны Россельхознадзора – это десятки миллионов рублей. Но они тратят огромные усилия и время, чтобы наложить этот штраф, пройти все процедуры по его взысканию. А компании, как правило, однодневки. То есть компания с уставным капиталом десять тысяч рублей, у нее нет имущества. И Россельхознадзор, когда им этот большой штраф выписывает, пытается его взыскать и сталкивается вот с этим в большинстве случаев. Я хочу сказать, что наши крупные игроки рынка, всем известные, не буду их называть – они готовы работать в правовом поле. Им как раз выгодно, чтобы объемы шли на полигоны, чтобы система была прозрачной, и, на мой взгляд, государству нужно использовать их взгляд и их желание содействовать в данном вопросе, в легализации рынка, чтобы избавиться от недобросовестных операторов. 

А что касается местных жителей? Ведь, если вовлечь их в процесс и поиска свалок, и информирования соответствующих органов и организаций – было бы гораздо проще реализовывать то, что уже придумали. 

У нас есть общественные организации, которые достаточно успешно в этом поле работают. Мы хотим развивать эту систему. Я думаю, что мы стоим на пороге создания некоего медийного ресурса, который позволит аккумулировать эту информацию и в кратчайший срок довести до государственных органов власти, чтобы они могли с этим эффективно и своевременно бороться. Потому что свалки открываются стихийно – и так же закрываются. То есть в течение какого-то короткого промежутка времени отходы вывезли, технику убрали – пока информация дойдет до государственных контролирующих органов, там уже никого не будет. Нужно время от открытия до принятия решения о ее ликвидации сократить максимально. Для этого нужно, конечно, работать с населением на местах.

Что касается современных технологий – насколько они могли бы нам помочь в решении данного вопроса?

Есть существенные наработки в области переработки отходов. Мы, наконец, подходим к тому, что создается ряд крупных предприятий по утилизации резины. Я думаю, это вопрос ближайших лет -  когда у нас весь рынок отработанных покрышек будет систематизирован, и покрышки будут утилизированы. На сегодняшний день законодательно запрещается размещение на полигонах отходов, которые могут быть переработаны. То есть государство будет стимулировать эту отрасль. Технологии такие есть, я думаю, мы будем иметь успешные бизнес-проекты и примеры в ближайшие год-два. 

Если рассматривать утилизацию мусора как бизнес-модель. Многие говорят, что это теневой бизнес. Можно ли на нем заработать легально?

Хороший вопрос. Я думаю, что на сегодняшний день мусорный бизнес выходит из тени. Безусловно, на нем можно легально заработать, и такие примеры есть. Есть компании, которые полностью в правовом поле достаточно успешно работают. Опять же, если мы создадим систему стимулирования отрасли, то это позволит сделать качественный рывок в развитии бизнеса в этой отрасли. Многие говорят о том, что в Европе этот бизнес полностью субсидируется государством и только за счет этого живет. Я думаю, что это не совсем так. Есть положительные примеры, когда некоторые фракции люди после сортировки успешно перерабатывают и получают прибыль, если чуть-чуть им помочь. Я думаю, и у нас может такое получиться.

Беседовала Юлия Мелейко

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация