12+

Коммерческий арбитраж в России: естественная потребность бизнеса

21 ноября 2016

О коммерческих конфликтах, разности подходов к арбитражному разбирательству и перспективах развития коммерческого арбитража в России в интервью порталу "Гражданин и закон Петербурга" рассказал старший юрист Международной юридической фирмы "Norton Rose Fulbright" Андрей Панов.

Какие факторы сейчас чаще всего становятся причинами коммерческих конфликтов?

Основная причина споров сейчас в том, что свободных денег у бизнеса становится все меньше. Все чаще то, за что раньше бы не стали бороться, начинают все активнее взыскивать. Например, делить задолженность, собственность, проекты.

Как решаются эти вопросы с компаниями? Например, между российской и зарубежной?

Как правило, в договоре между российской и зарубежной компанией есть арбитражная оговорка в пользу того или иного учреждения. Иногда это российский МКАС, но чаще всего – какие-либо иностранные учреждения: лондонский LCIA, Международная торговая палата, арбитраж при торговой палате Стокгольма.

Схожа ли система рассмотрения дел в России и за рубежом?

Нет. В международных арбитражных разбирательствах основной спор ведется по фактам. Именно установлению и доказыванию фактов уделяется особое внимание, как представителями сторон, так и арбитрами. В российских судах факты оставляют на втором месте. Просто потому, что у нас не принято их доказывать. А спор ведется в основном о том, как же применить к некоему аморфному фактическому составу, о котором вроде договорились и который каким-то образом представляет себе судья, наши сложные правовые нормы. Соответственно, у нас большинство споров в суде ведется по праву. Мы говорим, что применяется такая статья ГК, они говорят, что применяется другая статья ГК, или мы по-разному трактуем эту статью – вот об этом, собственно, весь спор и идет. А именно установление, доказывание фактов, доказывание убытков, представление доказательств того, о чем стороны на самом деле договорились, в чем было их соглашение, что они обсуждали, как они исполняли – мы к этому не привыкли. Поэтому российские стороны очень удивляются тому времени, которое приходится тратить на это – на установление фактического состава.

Сколько времени уходит на рассмотрение дела?

Если сравнивать рассмотрение в российском суде и рассмотрения дела в арбитраже – в арбитраже, конечно, дольше. Даже в российском Международном Коммерческом Арбитражном Суде, хотя они и стараются укладываться в полгода после формирования состава арбитража, все равно уходит примерно 8-9 месяцев после подачи искового заявления. На самом деле, далеко не все дела разрешаются так быстро. В международных арбитражах, если удалось за год получить решение – это было очень быстро. Там в среднем с момента подачи иска до окончания рассмотрения проходит 1,5-2 года.

Арбитраж в России не пользуется популярностью из-за длительности рассмотрения? Или есть иные причины?

Главная проблема развития коммерческого арбитража в России заключается в первую очередь в сложившемся сейчас недоверии со стороны государственных судов и предпринимательского сообщества к институту третейского разбирательства в России. Сложилось оно по объективным причинам. Действительно, внутренний арбитраж и третейские суды зачастую использовали для реализации различных недобросовестных схем. И до сих пор существуют целые арбитражные институты, которые специализируются на оказании подобных услуг. Соответственно, доверие, прежде всего, со стороны судов, сильно подорвано. Если проведенная реформа очистит рынок от таких недобросовестных арбитражных учреждений и поспособствует тому, что судьи перестанут относиться к третейскому разбирательству как к способу оформить какое-то мошенничество, и начнут видеть в нем нормальный способ разрешения споров, у коммерческого арбитража в России появится шанс.

Нужен ли российским предпринимателям такой правовой институт?

Безусловно. Коммерческий арбитраж присущ любым предпринимательским отношениям в любом гражданском обществе. Это естественно – когда предприниматели хотят передавать свои споры не в государственные суды, по тем или иным причинам, а такой частной юстиции, какой являются третейские суды. Соответственно, если суды начнут доверять российским третейским судам, если российские третейские суды, которые будут зарегистрированы в результате реформы, себя хорошо зарекомендуют, и будут гнаться не столько за быстрой прибылью, а обеспечивать свою высокую репутацию – я думаю, что со временем институт арбитража в России разовьется, так же, как это произошло в других странах. Просто для этого нужно время и определенная политическая воля.

Какие основные качества должны быть у представителей такого суда, чтобы выросла доля доверия к ним?

В третейском разбирательстве есть три группы акторов: представители сторон, арбитры и само арбитражное учреждение и его сотрудники. Для того, чтобы третейское разбирательство выросло в глазах как судей, так и предпринимательского сообщества, все три группы должны работать в интересах развития третейского правосудия, которое иногда может идти вразрез с некими сиюминутными, меркантильными интересами. Условно говоря, если какой-то третейский судья считает для себя возможным (потому что ему нужно достроить дачу) взять взятку от представителя одной из сторон, а представитель одной из сторон считает для себя возможным эту взятку предложить – разумеется, это никоим образом не способствует развитию репутации третейского сообщества. То же самое относится и к арбитражным учреждениям. Потому что их задача, на самом деле, организационная. Поскольку они играют определенную роль в назначении состава арбитража, то они должны руководствоваться, прежде всего, тем, какой председательствующий и какие арбитры лучше всего справятся со своей ролью в данном конкретном деле. Опыт тут, безусловно, важен, но важнее, как мне кажется, моральные устои. Именно это может вызвать доверие к коммерческому арбитражу – непоколебимость устоев.

Беседовала Юлия Маврина

Теги: #Международное право

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация