12+

О судебном приговоре

05 декабря 2016

С момента вступления УПК РФ в законную силу Верховный Суд РФ не давал системных разъяснений нижестоящим судам по вопросам составления приговоров. Судьи пользовались разъяснениями, данными Верховным Судом РФ 20 лет назад и по УПК РСФСР, адаптированными под действующий закон.
Несмотря на то что действующее постановление Пленума ВС РФ «О судебном приговоре» 1996 г. качественное по содержанию, оно все равно не охватывает весь комплекс возникающих у судов вопросов по УПК РФ (например, о составлении приговора при рассмотрении уголовного дела в особом порядке). 
Именно этим обусловлена разработка нового постановления Пленума ВС РФ. Рабочей группе был предоставлен проект постановления Пленума ВС РФ с новой структурой и гораздо большего объема, чем существующий. В проекте авторы предложили разъяснения по новым вопросам, которые ранее не нашли своего разрешения в других постановлениях Пленума ВС РФ.
Впервые Верховный Суд РФ разъяснил, что, если лицо ранее было осуждено за совершение преступления, но судимость в установленном законом порядке была снята или погашена, то суды первой инстанции не вправе упоминать о них во вводной части приговора. В настоящее время суды указывают о ранее имевших судимостях, оговаривая, что «лицо юридически не судимо». Очевидно, что такое положение вещей устраивало представителей стороны обвинения, поскольку позволяло влиять на внутреннее убеждение судей ссылкой на ранее имевшую судимость, осознавая, что снятая или погашенная судимость не влечет за собой никаких правовых последствий. Представители адвокатского сообщества поддержали такие разъяснения. 
Также Верховный Суд РФ впервые разъяснил процедуру рассмотрения заявления подсудимого о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, которая формировалась на протяжении последнего десятилетия. Теперь, в зависимости от содержания недозволенных методов суд может либо самостоятельно провести проверку, либо направить соответствующие материалы руководителю следственного органа, если имеются основания полагать, что эти действия содержат в себе признаки преступления. Несмотря на прогрессивность данного разъяснения, случаи, когда проверку будет проводить коллега следователя, который расследовал уголовное дело, или руководитель следственного органа, который осуществлял контроль за расследованием этого уголовного дела, не исключаются. Более того, вопрос о значении принятого по итогам проверки процессуального решения для суда так и остался нерешенным. В постановлении указывается, что «проведение такой проверки не освобождает суд от обязанности дать оценку материалам, представленным по ее результатам, и отразить свои выводы в приговоре». 
Представители адвокатского сообщества с удовлетворением восприняли разъяснение о том, что, если доводы подсудимого о даче им показаний под воздействием недозволенных методов ведения расследования не опровергнуты, то такие показания не могут быть использованы в доказывании, а обязанность опровержения доводов возложена на прокурора (государственного обвинителя). 
В постановлении суд разъяснил и недавно принятую норму о возможности оглашения показаний неявившихся в суд свидетелей или потерпевших. Такое оглашение допускается только в случаях, если у подсудимого на предыдущих стадиях производства по делу была возможность оспорить показания, например, путем задавания в ходе очной ставки вопросов, и высказать по ним свои возражения. 
Верховный Суд РФ запретил копировать показания допрошенных на стадии предварительного расследования лиц из обвинительного заключения или обвинительного акта. Адвокатское сообщество надеется, что такой запрет окажет влияние на судей и прекратит практику составления так называемых флеш-приговоров. 
С сожалением следует отметить, что из первоначальной рабочей редакции проекта постановления исчезло новое прогрессивное положение, представляющее, по сути, один из минимальных стандартов доказывания по уголовным делам – невозможность признания лица виновным в совершении преступления исключительно или главным образом (в решающей степени) на основании оглашенных показаний потерпевшего или свидетеля, при условии, что обвиняемому (подсудимому) не была предоставлена возможность их оспорить. 
Адвокатское сообщество предлагало пойти дальше в формировании стандартов доказывания и в тексте постановления изложить ранее сформулированную Европейским судом по правам человека позицию о том, что обвинительный приговор не может быть основан на показаниях соучастника (другого подсудимого), если такие показания являются единственными или решающими доказательствами для выводов суда. Против такого положения выступили представители Генеральной прокуратуры РФ. Как следует из последней редакции постановления, Верховный Суд отказался вносить его в текст разъяснений. 
Не учтены предложения адвокатского сообщества и в части требований к мотивировке судебных решений, в соответствии с которыми в процессуальных решениях должны найти отражения выводы суда по всем доводам и аргументам, изложенным в ходатайствах и заявлениях стороны защиты. Зачастую, суды аргументируют свои выводы ссылкой на то, что «сторона защиты не обосновало свое ходатайство» или что «оснований для его удовлетворения не имеется». Представляется, что такое разъяснение имело бы положительное влияние на судей и повысило бы качество выносимых ими решений.

Источник: http://fparf.ru/news/all_news/blogs/ERubinshtein/o-sudebnom-prigovore/ 

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация