12+

Экспертиза: от песен Шнура до ювелирных украшений

22 декабря 2016

В новом выпуске программы "Гражданин и закон" на радио "МедиаМетрикс" речь шла об экспертизе. Гостем ведущей Юлии Мелейко стала старший вице-президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты Ирина Панченко. Она рассказала о том, как может помочь проведение экспертизы предпринимателям, как  судьи реагируют на выводы экспертов, а также рассказала о самых ярких делах из практики экспертной работы Ленинградской областной торгово-промышленной палаты.

Ирина Юрьевна, хотелось бы начать разговор с громких дел, с которыми вам приходилось сталкиваться. В частности, я читала о том, что около пяти лет назад Кингиссепская таможня подала несколько исков о защите авторских прав Сергея Шнурова. Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

Да, действительно, эта экспертиза досталась нам. К нам обратилась Кингиссепская таможня с просьбой установить, действительно ли мелодия, которая используется в детских телефонах, принадлежит автору и исполнителю Сергею Шнурову. Наши эксперты активно включились в работу, провели ряд исследований и обнаружили, что действительно, без его разрешения использовалась в этих телефончиках мелодия известной песни. Таким образом, мы помогли Кингиссепской таможне. Они задержали груз, но именно наша экспертиза дала законные основания для уничтожения этой контрафактной продукции.

Еще был громкий случай, когда Пулковская таможня задержала швейцарские часы и ювелирные изделия. Там сумма была около 16 миллионов рублей…

Да, и эту экспертизу проводили эксперты нашей Ленинградской областной торгово-промышленной палаты по договору с Пулковской таможней. Привезли, я помню, к нам в палату большую партию часов, очень дорогостоящих. Часы великолепные, красивые. Изначально нам нужно было определить, действительно ли это оригиналы. Мы запросили в Швейцарии номера часов, потому что каждый экземпляр имеет свой оригинальный номер. И по этим номерам мы установили, что действительно, производство этих часов было организовано в Швейцарии известными фирмами. Затем, после того, как мы установили подлинность часов, а также ряда ювелирных изделий, мы произвели оценку этого товара.

А что дальше произошло с часами и ювелирными изделиями?

Ну, во-первых, меры уголовного характера были применены к тем, кто их провозил. А дальше это шло как конфискат. И, насколько я знаю, таможенные органы в своих каких-то торговых точках продают такие вещи. Я не думаю, что эта продукция пошла под пресс. Она наверняка была реализована, а деньги, вырученные за продажу этой продукции, пошли в пользу государства.

Я так понимаю, что таможенные органы – одни из самых популярных ваших заказчиков?

Нет, это не так. Таможенные органы достаточно часто обращаются к нам за различного рода экспертизой. У нашей палаты подписано соглашение с Северо-Западным таможенным управлением о сотрудничестве, и мы активно с ними работаем. Но еще есть, например, налоговые органы. Налоговые органы достаточно часто к нам обращаются. Например, не буду называть название компаний, это некорректно, но вот – строится какой-то объект, например, что-то связанное с автомобильным транспортом, база какая-то, и налоговая хочет понять – на свои собственные деньги строился этот объект или все-таки это были деньги по возмещению НДС? Ведь как некоторые наши предприниматели делают: они делают первый этаж, допустим, какого-то здания, вбивают сваи и подают в налоговую на возмещение НДС за вот этот объект, допустим, построенный полностью. Получив эти деньги, они начинают строить второй, третий и четвертый этаж. То есть не на свои собственные, а на возмещенные НДС. Вот за решением таких вопросов  к нам обращаются налоговые органы. Или приведу пример прокуратуры Ленинградской области, которая тоже неоднократно за помощью к нам обращалась по оценке объектов – земли, движимого, недвижимого имущества. Мы оцениваем, а они уже смотрят – заводить дела или не заводить, по итогам нашей экспертизы. Или на какую сумму нанесен ущерб нашему государству – подлежит это административному воздействию или уголовному. Но это если мы говорим о государственных органах. К нам очень часто обращаются организации и предприятия за различного рода экспертизой, например, по защите прав именно на интеллектуальную собственность. Например, у нас в области есть отличное предприятие,  в целях конфиденциальности и чтобы это не было рекламой не буду называть название, но это предприятие действительно производит качественную продукцию – абразивные круги. Мы им делали патент на эти абразивные круги, а также защиту их товарного знака. Сделали в России, и они с успехом использовали нашу работу на территории России, под этой маркой никто не может производить абразивные круги. Но в Румынии взяли их марку торговую, и под их торговым знаком стали производить такую же продукцию. Но это не продукция нашего областного завода. Так как товарный знак не был зарегистрирован за рубежом, здесь было ничего не сделать. А при регистрации в России этого товарного знака, мы предлагали зарегистрировать и за рубежом этот товарный знак. И вот как мы ни старались помочь, ничего было не сделать, потому что только на территории России этот знак имел охрану, а за рубежом уже нет.

Если коммерческий спор дошел до суда, то как наличие экспертизы помогает именно в суде? Насколько судьи принимают во внимание наличие экспертизы у той или иной компании?

Ну судьи принимают все доказательства, которые могут быть одной или другой стороной в суд предъявлены. Они обязаны рассматривать все доказательства, и экспертиза – это одно из доказательств правоты той или иной стороны при решении судебного спора. Мы же понимаем, что судье сложно ориентироваться, судья рассматривает дела из совершенно разных областей хозяйственной деятельности. И судья не может быть докой во всем. Поэтому, естественно, при судебном процессе используются различные доказательства, которые смогут судье пояснить состояние дел. И вот экспертиза – это очень важный аргумент при рассмотрении дела для судьи. Потому что там эксперт достаточно просто и ясно описывает все факты, которые могут повлиять на решение судьи. То, что непонятно судье – в экспертизе разъясняется нормальным человеческим языком. И приводятся обязательно документы, которые подтверждают выводы эксперта. Эксперт, работая с объектом, обязательно осматривает этот объект. Если необходимо делать какие-то лабораторные исследования, измерения – они делаются в соответствующих аккредитованных испытательных центрах. Исследуются материалы дела, исследуется документация, которая необходима для проведения экспертизы, исследуется нормативно-техническая документация, которая действует в соответствии с российским законодательством на территории всей страны. И, исследовав все это, эксперт делает выводы с ссылками на все документы, осмотры и исследования, которые он проводил во время экспертизы. Поэтому судье становится понятна суть дела и понятны те аргументы, которые приводятся экспертом в защиту какого-то дела.

Из вашей практики – какие отрасли бизнеса чаще всего обращаются за проведением экспертиз? Я имею в виду, проведение экспертиз, которые они в дальнейшем будут использовать в суде.

Конечно, это строительная отрасль. Она чаще всего обращается к нам за экспертизой. И больше всего дел, по моей практике, это споры, связанные со строительными объектами – незавершенное строительство, качество выполненных работ, объемы выполненных работ, стоимость выполненных работ, сметы часто проверяем, потому что иногда бывает уже в сметах ошибка.

Торгово-промышленные палаты, их экспертные организации обеспечивают высокий уровень проведения экспертиз – а что касается других организаций, например, просто коммерческих? Можно ли к ним обращаться, стоит ли им доверять?

Знаете, я, наверное, не буду отвечать прямо на ваш заданный вопрос. Скажу лишь одно: торгово-промышленные палаты работают в соответствии с законом РФ «О торгово-промышленных палатах РФ». И в статье 12 определены наши функции касательно услуг, которые мы можем оказывать предпринимательскому сообществу и государственным органам. Экспертизы в перечне этих услуг присутствуют. Экспертизы, контроль качества, количества товаров. Поэтому можно сказать, что этот вид деятельности законодательно закреплен за торгово-промышленными палатами. Мы по закону имеем полное право это делать. Кроме того, эта деятельность прописана в нашем уставе. Мы проходим всяческие сертификации, аккредитации, которые позволяют нам проводить такого рода работу. Наши эксперты каждые три года повышают свою квалификацию, сдают квалификационные два экзамена, перед этим у них трехнедельное повышение квалификации идет каждые три года. Для того, чтобы стать экспертом, настоящим экспертом торгово-промышленной палаты, нужно отработать минимум 9 лет. Перед этим обязательно два года необходимо проработать по своей специальности. Если ты инженер-радиоэлектронщик, значит, ты должен проработать на предприятии, если ты строитель – то же самое. Если ты технолог какого-то пищевого производства – то же самое. Потому что у нас линейка услуг достаточно обширна: это и продукты питания, и сложнейшее технологическое оборудование. Поэтому к нам в палату попасть экспертом можно, только если ты минимум два года отработал на производстве. Потом ты учеником прикрепляешься к опытному эксперту, и два года работаешь с ним. После этого ты проходишь обучение квалификационное, экзамены сдаешь, и получаешь сначала удостоверение эксперта. Через три года та же процедура – ты получаешь сертификат эксперта. Еще три года – та же процедура, и только тогда ты получаешь аттестат эксперта и становишься полноценным экспертом. Вот так у нас дело обстоит в торгово-промышленной палате. Я думаю, что в коммерческих экспертных организациях дело совсем не так обстоит. Ведь у нас система стандартизации во всех торгово-промышленных палатах работает, стандарты разработаны торгово-промышленной палатой России совместно с Союзэкспертизой, самой крупной экспертной организацией России и самой старой экспертной организации России, которая ведет свою биографию еще с двадцатых годов прошлого столетия. Поэтому, вы понимаете, какая биография, какая репутация, какое обучение. У нас на каждый вид экспертизы разработан стандарт организацией, и наши эксперты работают четко по этому стандарту. Я уверена, что в других, коммерческих экспертных организациях, они даже не знают, что это такое. Поэтому качество услуг, предоставляемых торгово-промышленной палатой, оно гарантировано всем тем, что я сейчас сказала. Что делается в коммерческих экспертных организациях, мне трудно сказать – я там не работала.

Насколько я знаю, бывает довольно сложно доказать различия товарных знаков, ведь если отличается небольшая деталь, уже, соответственно, может быть другой товар.

У нас есть очень хороший эксперт, патентовед, который много лет занимается интеллектуальной собственностью. Конечно, такие вопросы лучше ему задать. Не просто, действительно, но  доказать можно. Кстати, знаете, недавно было к нам такое интересное обращение, мы, правда, отказали заказчику. Опять это музыкальная тема, она очень редко бывает, но нам интересно работать с такими заказами, потому что они нестандартные, а нестандартную работу эксперту всегда очень интересно делать. Вот обратились с песней, есть песня, и была, видимо, создана другая песня, кстати, похожая на то, что нам дали на экспертизу. Но, когда наши эксперты стали разбираться, оказалось, что нет, это все-таки другая песня. Сколько-то там тактов не совпало. Для того, чтобы подтвердить, что это плагиат, там определенное количество тактов, насколько я помню, должно совпадать. Так вот в этой песне все не совпало, что надо. Поэтому мы отказались подтверждать.

А в плагиате сколько процентов должно быть совпадений, чтобы признать, что это действительно скопировано?

Это некорректный вопрос, потому что надо смотреть, из какой области – это музыка, литература, реклама? Кстати, у нас было интересное дело по макияжу, представляете? Одна девушка из Выборга придумала очень интересный макияж женский, и на выставках, и в журнале опубликовала этот макияж. А другие люди решили скопировать этот макияж и начали применять его на практике в своих салонах. И девушка, которая изобрела этот макияж, это обнаружила. И обратилась к нам. Мы сделали экспертизу, и действительно оказалось, что просто используют ее интеллектуальную собственность, то, что она придумала.

Часто мы слышим, что экспертиза – это нечто вынужденное. Много ли предпринимателей обращается к вам добровольно?

Предприниматели обращаются к нам только добровольно. Вынужденно – это когда к нам приходит определение из суда или прокуратуры. Или из налоговой. Может быть, это можно назвать вынужденным – государственные органы вынуждены обращаться за экспертизой для того, чтобы доказать свою правоту. А что касается предпринимательского сообщества – они добровольно к нам обращаются.

Подводя итог программы: в условиях высокой конкуренции насколько необходимо предпринимателям обращаться за проведением экспертизы, оценки и сертификации?

Я считаю, что это необходимо делать предпринимателям, для того, чтобы обезопасить свою деятельность. Чтобы избежать и судебных процессов, и споров с конкурентами. Надо заранее предпринимать какие-то действия. Например, вы затронули вопрос сертификации. Вот у нас в стране есть обязательная сертификация, есть добровольная сертификация. Часть продукции попадает под обязательную сертификацию, и как бы этот сертификат охраняет ту продукцию или услуги, которые предпринимателем выпускаются, производятся. А часть товаров и услуг не попадает под обязательную сертификацию. В таких случаях я как раз порекомендую обращаться в палату и делать добровольную сертификацию. Потому что сертификат – это все-таки документ, который подтверждает качество, легитимность произведенных работ. И это уже какая-то охрана той деятельности, которой вы занимаетесь. А добровольная сертификация – она совершенно в различных ипостасях может быть. Что угодно можно подвергнуть добровольной сертификации.

Беседовала Юлия Мелейко

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация