12+

Как инновации влияют на законодательные инициативы?

01 марта 2017

Сохранив исторически сложившуюся отраслевую структуру и научный потенциал, Санкт-Петербург по праву считается центром инноваций и высокотехнологичных производств Северо-Запада. Можно ли назвать законодательство города совершенным для внедрения современных технологий?

Об этом и многом другом в программе расскажет руководитель фракции «Единая Россия» в Законодательном собрании Санкт-Петербурга, автор нового закона, который приравнял встречи депутатов к митингам, Александр Тетердинко.

Инновации внедряются как в промышленность, так и в градостроительную отрасль, были ли случаи, когда те или иные инновации не были учтены при той или иной законодательной инициативе? Что происходит в таких случаях?

Александр Тетердинко: Когда мы говорим о законодательном регулировании инновационной деятельности и внедрении инновационных продуктов в нашу жизнь, мы уходим в отрасль гражданского или налогового права. Почему? Если мы говорим о государственной поддержке инноваций, это налоговая и бюджетная политика. К сожалению или к счастью, наша налоговая система устроена таким образом, что основной массив налоговой нагрузки на экономику устанавливается федеральным законодательством, как и налоговые льготы. Когда мы говорим о государственной поддержке инновационной деятельности, прежде всего мы должны говорить и о мерах налогового стимулирования. Например, совершенно очевидно, что те предприятия, которые занимаются инновационной деятельностью и внедряют в свои производства инновационные продукты, должны обладать определенными налоговыми льготами. Во всем мире так происходит, но, к сожалению, законодатели Санкт-Петербурга мало что могут сделать, потому что все регулирует федеральное налоговое законодательство. Мы уже идем по пути предоставления льгот, самый яркий пример это «Сколково». У резидентов этой зоны существует специальный налоговый режим, они освобождены от налога на прибыль, у них льготный налог на добавленную стоимость. Сейчас стоит вопрос о том, чтобы этот льготный налог распространять не только на резидентов этой зоны, но и на все субъекты предпринимательской деятельности, которые занимаются инновациями. Есть, конечно, проблема - очень сложно прописать в законодательстве, что вообще такое «инновации». Над этой проблемой работают федеральные законодатели.

В Санкт-Петербурге существует закон, который устанавливает меры государственной поддержки инновационной и научно-технической деятельности. Но здесь мы очень ограничены. Мы можем предоставлять и субсидировать какие-то предприятия банковскими кредитами. Однако если мы хотим создавать инновационную экономику, мы должны, в первую очередь, говорить о федеральном налоговом законодательстве.

Как вы считаете, процесс внедрения современных технологий в городскую среду Санкт-Петербурга можно назвать совершенным? Или на законодательном уровне можно что-то улучшить?

Александр Тетердинко: В городе очень много сделано (не только с точки зрения законодательной базы, но и с точки зрения деятельности органов исполнительной власти) для того, чтобы наш научно-технический и образовательный потенциал трансформировался в инновационный продукт. Самый известный и обсуждаемый пример – это Технопарк Санкт-Петербурга, на базе которого создан Бизнес-инкубатор «Ингрия», где молодые предприниматели приходят со своими стартапами на рынок и имеют возможность получить информационную, консультационную и рекламную поддержку. На базе Технопарка создан Центр прототипирования, где любой предприниматель может создать прототип этого продукта. Это новое слово в поддержке инновационной деятельности. Здесь Петербург впереди других субъектов РФ. Кстати, в прошлом году наш город занял 1 место среди всех городов России по инновационной экономике, опередив Москву. Это говорит и о тех усилиях, которые прикладывает наш Комитет по промышленной политике и инновациям, чтобы молодых и уже опытных предпринимателей поддерживали. Конечно, наши бюджетные возможности здесь ограничены, экономическая ситуация в городе и стране оставляет желать лучшего. С доходами бюджета не все хорошо, но, тем не менее, в тех рамках, которые нам позволяет федеральное законодательство и наши экономические реалии, мы стараемся поддерживать инновационную деятельность.

Как выстраивается взаимоотношение депутатов с Технопарком?

Александр Тетердинко: Мы стараемся прислушиваться к их просьбам, мнениям и рекомендациям. Не только мы прислушиваемся к их позиции, но и соответствующие комитеты Смольного очень внимательно относятся к их потребностям. Мы никогда не сокращали программы, связанные с научно-исследовательской деятельностью. Мы их либо принимали в том виде, в каком их представляло Правительство города, либо добавляли финансирование. Это приоритетная вещь, общество не может развиваться без научного прогресса.

Как вы считаете, какие факторы влияют на успех инновационного нововведения? С одной стороны, много успешных проектов, а с другой – огромное количество стартапов, которые спустя полгода проваливаются.

Александр Тетердинко: Для того чтобы инновации были успешными, нужна среда, которая могла бы «впитывать» эти инновации. Если вы окажетесь с мобильным телефоном в средневековье, вы не сможете им пользоваться, каким бы инновационным он не был. Если наша экономика будет построена таким образом, что инновационные продукты будут находить применение и вписываться в эту среду, тогда и инновации будут развиваться. Я вынужден признать, не во всех сферах экономики создана такая среда. Даже для того, чтобы создать новую инновацию, нужна платформа. Почему говорят, что мы в России не можем создать свой Iphone? Потому что до того, как создать Iphone, корпорация Apple создала множество технологий, на базе которых они потом этот айфон и создали. Инновационный продукт проходит длительную стадию разработок, он может складываться из многих других инновационных продуктов. Если у нас такая экономика, при которой инновационные продукты не могут найти себе применение, потому что это не выгодно, значит на этом инновация и умрет, хотя в будущем она могла бы найти применение и стать частью другого продукта. Классический пример. Многие говорят о переработке мусора, в этой сфере есть много инновационных разработок, в том числе иностранных. Можно же мусор не сжигать, а перерабатывать в компост, в различные материалы. Но у нас экономика такова, что этим заниматься невыгодно. Очень давно говорится, в том числе и на уровне правительства, чтобы тех предпринимателей, которые занимаются мусоропереработкой, освободили от налогов. Я считаю, их надо освободить от налога на прибыль, от НДС, хотя бы первые 5-10 лет с момента создания предприятия. Они же мусор перерабатывают, зачем их обкладывать налогом? Освободите, и туда придет бизнес, инновационные технологии, это станет выгодно. Опять мы возвращаемся к налоговым условиям. Предприниматели будут внедрять инновационные продукты только в том случае, если это будет им выгодно. Государственный аппарат должен такие условия создавать.

В каких сферах, по вашему мнению, не хватает инновационных разработок? Какие ниши свободны?

Александр Тетердинко: Чего греха таить, абсолютно не хватает инноваций в сфере ЖКХ. Взять только сосульки в Питере. Они почему возникают? Потому что недолжным образом происходит изоляция чердаков, тепло выходит наружу, и происходит таяние, в результате чего образуются сосульки. Сфера ЖКХ очень емкая, я считаю, что сокращение издержек нужно производить путем новых инновационных технологий. Но многие предприниматели и управляющие компании не особо хотят сокращать издержки, потому что они знают, что все заплатят за ЖКУ. Надо создавать специальные режимы, при которых управляющие компании были бы вынуждены сокращать свои собственные издержки, это можно делать путем ограничения роста тарифов.

Самая инновационноемкая среда – это информационные технологии. Даже в Бизнес-инкубаторе «Ингрия» больше 70% резидентов связаны с IT-технологиями.

Некоторые инновационные продукты могут окупаться 10-30 лет. Тут для предпринимателя должны быть созданы такие банковские условия, чтобы он понимал, что это будут подъемные для бизнеса проценты. А на сегодняшний день они очень высокие.

Почему кризис и западные санкции бьют по экономике? Мы отрезаны от западных кредитов, которые давались под низкие проценты и хорошие ставки. Те меры, которые приняло федеральное правительство, это субсидирование ставок, вливание дополнительной ликвидности в банковскую систему, позволили удержать ситуацию. Сейчас ситуация устаканилась.

Допустим, у петербуржца есть идея, разработка, которую он хочет внедрить в городское хозяйство. Куда он может ее отнести и кому предложить?

Александр Тетердинко: Если мы говорим об информационных или консалтинговых мерах поддержки, это надо нести в Технопарк Санкт-Петербурга, где существуют различные центры. Продукт могут посмотреть и предложить государственным предприятиям. Тут есть проблема, связанная с использованием инноваций государственным сектором, мы упираемся в знаменитый закон о контрактной системе. Просто так взять и заплатить за нее деньги и начать внедрять, государство не может. Нужно проводить закупки, а это конкуренция. Молодому предпринимателю сложно забрать господряд у крупного подрядчика. Здесь законодательство нужно усовершенствовать и позволять госзаказчикам централизованно закупать инновационный продукт.

В законодательство планируют ввести определение понятию «инновации»?

Александр Тетердинко: Я думаю, это можно сделать, но для налогового законодательства это определение можно сделать одним, для бюджетного - иным, для гражданского - третьим. При создании «Сколково» не пошли по пути введения понятия «инновация», там сделали так – кто в «Сколково», тот получает льготу. Хотя я убежден, что из этого выйдет много полезного, нужно распространять этот опыт на всю экономику.

5-10 лет назад говорили о том, что наши «мозги» утекают за рубеж. Сегодня предприниматели настроены развивать свои инновационные разработки на территории России?

Александр Тетердинко: Предприниматели будут развивать свои разработки там, где это будет приносить им прибыль. Какой режим мы создадим, то и получим. Проблема существует, но не так остро, как в 90-х. Государство сейчас пытается создать все условия для того, чтобы «мозги» не утекали, а развивали бизнес в России.

Если ли статистика внедрения инновационных объектов в сферу городского хозяйства, градостроительную сферу?

Александр Тетердинко: Статистики нет, это субъективно оценочно, что такое инновация? Мне кажется, то, насколько наша экономика «впитывает» инновации, надо понимать по уменьшению издержек. Если в госсекторе уменьшаются издержки, значит, предприятия госсектора внедряют инновационные технологии, которые позволяют эти издержки уменьшать, а если издержки растут, значит мы имеет неэффективное управление. Дешевые аналоги – это тоже инновация, если это не в ущерб качеству.

Снижаются издержки в Санкт-Петербурге?

Александр Тетердинко: Да, есть отрасли, где они снижаются. Здесь могу похвалить ГУП «Метрополитен», они находятся на передовой инженерного дела в сфере транспорта и безопасности, ГУП «Горэлектротранс» показывает неплохие результаты. Есть примеры, когда предприятия госсектора не плывут по течению, а активно внедряют инновационные продукты. Конечно, большинство этих продуктов зарубежного происхождения, а в силу снижения покупательской способности рубля, они становятся дорогими.

Перейдем к другой теме о принятом недавно законопроекте, который приравнивает встречи с депутатами к митингам. Инициатива появилась после митинга против передачи Исаакиевского собора РЦП, который проходил на Марсовом поле. Были ли предпосылки к этому законопроекту до событий на Марсовом поле?

Александр Тетердинко: Нельзя говорить отдельно, что это - митинг, а это - встреча депутата с избирателем. Все, что носит массовый характер, будь то даже встреча писателя с читателем, как вы это не назовете, это - митинг. А раз это митинг, то его нужно проводить организованно и в том порядке, которого требует законодательство о массовых мероприятиях. Этот порядок существует для того, чтобы обезопасить участников мероприятия и тех, кто не участвует в мероприятии. Никто из нас не будет говорить о том, чтобы каждую неделю перекрывать Невский проспект и организовывать там массовые шествия, граждане автомобилисты явно остались бы недовольны этим.

Некоторые наши коллеги по парламенту решили, что процедуру согласования митингов, установленную городскими властями, можно обходить, они говорили: «Встреча с избирателями, это не митинг, не шествие, мы никого уведомлять не будем. Где хотим, там и проводим». Хорошо, давайте называть вещи своими именами и, если вы проводите массовые встречи с избирателями, пусть они проходят в том порядке, в котором должны проходить данные мероприятия. Более того, Губернатор предложил либеральные поправки, если на встречу с депутатом придет менее 100 человек – можно не уведомлять об этом власти. Несмотря на то, что митинги на Марсовом поле были несанкционированными, они не разгонялись, ни на кого не составлялся административный протокол. К ним отнеслись либерально. Но когда акции перерастают в безобразие внутри Исаакиевского собора, это никуда не годится. Поэтому мы решили назвать вещи своими именами.

Я считаю, что свобода собраний, это конституционное право, оно должно гарантироваться законодательством, мы можем устраивать в городе митинги и шествия. Но мы не должны превращать право на митинг в цель дезорганизации жизни города или в цели, которые противоречат принципам безопасности. Законодательство о митингах этот баланс регулирует.

Если вы говорите о спонтанных встречах, это же все можно будет использовать с целью обхода закона. Вы говорите, что встреча спонтанная, а на самом деле она не спонтанная. Если ты понимаешь, что спонтанно организовывается митинг, нужно предпринять все меры, чтобы митинг там не организовывался. Там нет ни полиции, ни кого-то другого, кто бы мог обеспечить безопасность народа, который присутствует на митинге и того, кто проходит мимо и не хочет в нем участвовать.

В законе говорится, что если на митинг придет меньше 100 человек, власть можно об этом мероприятии не уведомлять. Как депутат заранее может предусмотреть число пришедших?

Александр Тетердинко: Если депутат организовывает встречу с избирателями, он должен ее контролировать. Если депутат понимает, что бесконтрольно могут прийти больше людей, он должен об этом уведомить. Можно по спискам проводить, тогда все понятно, но если невозможно проконтролировать, то тем более нужно уведомлять органы власти.

Также согласно законопроекту, встречи должны проводиться в специально отведенных местах, которые будут определяться Правительством города. По какому принципу они будут определяться? Может ли депутат не согласиться и предложить свою альтернативу?

Александр Тетердинко: Может. В том порядке, в котором устраиваются массовые мероприятия, вы можете провести митинг и на Марсовом поле, пожалуйста, но уведомите об этом властей. Я думаю, что когда правительство будет определять эти места, оно будет действовать исходя из того, чтобы это были места доступные. Никто не будет отправлять людей за кольцевую автодорогу, это будут нормальные, доступные места, куда можно будет приехать. С другой стороны, это должны быть места, которые не могут нарушить нормальное течение жизни нашего мегаполиса. Понятно, что это не будет площадь перед Гостиным двором, это будет место, где не нужно будет перекрывать трассы, автострады.

За какое время нужно уведомить о митинге? Сколько времени депутату нужно на подготовку?

Александр Тетердинко: 7 дней.

Какой процент ваших коллег-депутатов был против данного законопроекта?

Александр Тетердинко: Из 50 народных избранников 38 депутатов поддержали законопроект, 12 - нет.

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация