12+

Как увеличить количество оправдательных приговоров в России?

15 марта 2017

Летом прошлого года Владимир Путин подписал ряд законов, которыми утвердил поправки в законодательство об институте суда присяжных заседателей. Изменения предусматривают сокращение числа присяжных с 12 до 8 человек, введение института суда присяжных в районные суды и ряд других изменений, об адаптации которых в эфире программы «Гражданин и закон» на радио «МедиаМетрикс.Питер» рассказал президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгений Семеняко.

В эфире обсудили и другую законодательную инициативу Президента «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которую адвокатское сообщество считает долгожданным «подарком». Какие насущные вопросы и задачи решит принятие данного законопроекта? 

Расширение компетенции суда присяжных – вопрос, который давно обсуждается в адвокатских кругах. Насколько эти изменения и вообще суд присяжных имеют влияние?

Сама по себе идея о расширении суда присяжных и внесении коррективов в судебную систему является лишним подтверждением того, что нынешняя судебная система не справляется с теми задачами, которые призван решить суд, действуя в качестве независимой судебной власти. Я убежден, что эти коррективы вносятся с целью повышения доверия к судебной системе по обеспечению определенных факторов, которые в совокупности могли бы помочь суду действовать как независимому органу. Проблема еще в том, что подсудность и подведомственность уголовных дел суду присяжных настолько ограничена законодательством, что можно без преувеличения сказать, что суды присяжных рассматривают уголовные дела по принципу капли в море.

Если обратиться к статистике – от общего числа дел, рассматриваемых всеми судами в России, дела, рассматриваемые судом присяжных составляют 0,2%. Не случайно они не влияют на общее состояние судебной системы и выглядят как виньетка, украшающая суд. Хотя и в этом особенных успехов достигнуто не было.

В чем заключается особенность суда присяжных? Почему этот суд в наименьшей степени может быть подвержен манипулированию? Дело в том, что классическая форма суда присяжных (в его первоначальном виде), определяет сначала то, было ли событие преступления и виновен ли подсудимый, а потом уже идет юридическая оценка и устанавливается (или не устанавливается) степень вины. Как правило, суд состоит из 12 присяжных, это люди «из народа», что многим противникам этой системы давало повод говорить, что суд присяжных - это суд толпы, который подвержен различным веяниям.

Я достаточно давно работаю в этой области и должен сказать, что вынести решение, было событие или нет, причастен к этому конкретный человек, которого обвинительная часть представляет как преступника, может каждый здравомыслящий человек, если ему не мешать и не подталкивать его под локоть.

Что касается некоторых юридических хитросплетений, т.е. какое определение нормы закона и т.д., это уже дело сугубо юристов-практиков, а самоустройство суда присяжных вовсе не препятствует тому, чтобы юристы-законники сказали свое слово и выразили свою законную позицию.

В качестве примера, где судебная система устроена в качестве сплошного суда присяжных, нередко приводят США, это действительно страна, где никакой другой системы не существует. Но есть одно обстоятельство, которое мало где озвучивается, оно связано с тем, что только около 5% уголовных дел доходят до этого суда, остальные 95% дел заканчиваются судебной сделкой. Это позволяет экономить на расходах организации судебной системы. У нас тоже действует закон, который предусматривает упрощённые процедуры и сделки со следствием. По некоторым регионам число дел, которые заканчиваются такой сделкой, достигает 60-70%.

Судебная система и выводы суда должны основываться не на признании, а на бесспорных доказательствах. Суд - это поединок, состязательность, спор. Главный дефект, который призван устранить суд присяжных, это независимость и неподыгрывание той или иной стороне судебного процесса.

Если иметь в виду то, что инициатором внесения закона о расширении суда присяжных был Президент, мне кажется, что на уровне руководства страны было осознано, что нынешняя судебная система нуждается в существенных коррективах. Решается задача перевода судебной системы на рельсы минимально независимого осуществления правосудия. Последствия будут таковы, что граждане явно будут испытывать значительно больше доверия такой организации суда. Решать вопрос с привлечением 12, 8, а в некоторых случаях и с помощью 6 человек значительно проще, чем с помощью одного судьи, который не заинтересован даже в минимальном конфликте с властью.

Например, давайте обратимся к последним событиям, которые буквально «взорвали» наши СМИ, это ставшее уже знаменитым дело Дадина. Для человека с улицы было понятно, что в этом уголовном деле с самого начала было что-то противоестественное. Как человек может получить сначала 3 года лишения свободы, а потом 2,5 года за то, что пытался реализовать свое конституционное право на выражение мнения? Тот факт, что его до этого дважды привлекали к административной ответственности, абсолютно не превращает его третий проступок в такое, что может заслужить не то чтобы уголовную оценку, а даже штраф. Приговор по этому делу был адресован и послан с таким сигналом обществу: «Смотрите, если кто-то будет так делать, его будет ждать такое наказание». Это было совершенно справедливо расценено, как некий способ воздействия. Удивительно, но мы всегда подозреваем российскую власть, в том числе верховную, в том, что она заинтересована в «закручивании гаек». Я предпочитаю судить не отгадывая замыслы и идеи, а все-таки по фактам.

Судебная система существует как иерархия неких судебных инстанций, каждая из которых должна выполнять роль фильтра, устраняющая из судебной системы ошибочные решения. Но на примере дела Дадина и других дел мы убедились, что фильтр не работает. Мы что, каждый раз будем доводить дело до Конституционного суда (который в итоге оправдал Дадина), чтобы разъяснять суду общей юрисдикции, как применять ту или иную статью?

Сегодня очевидно для всех, что власти не выгоден суд, который пользуется авторитетом и доверием у населения. Кроме того, применение суда присяжных требует затрат. Ведь это дополнительные материально-технические затраты, финансовые, все это ложится на российский бюджет.

Устраивает ли общество и профессиональных судей существующий порядок составления списков кандидатов в присяжные заседатели?

Как президенту Адвокатской палаты, мне трудно высказываться на эту тему. Могу сказать, что в адвокатских кругах имеет место абсолютное одобрение законопроекта, который внес Президент. В сообществе подготавливают и работают над рядом поправок, которые должны гарантировать отбор присяжных и обеспечить их беспристрастность, независимость и свести к минимуму возможность манипулирования.

Сегодня правоохранительная система устроена так, что по сути даже психологически не признает верховенство судебной власти над собой. Зачастую некоторые судебные решения ставят судью в ситуацию, когда он должен оправдываться, в отношении него начинают высказываться мнения о том, что его решение было вызвано некими меркантильными соображениями или чем-то подобным.

Общество вправе требовать от судебной системы, чтобы она действовала в соответствии с предназначением, как независимая судебная власть. Но тогда и общество должно обеспечивать для судей такой климат их работы, когда не надо бросаться на амбразуру, принимая заведомо неугодное решение.

Сегодня даже во время выборов суды нередко выступают «фильтрами» для кандидатов. Когда складывается такая ситуация, когда те или иные кандидаты оказываются неугодными и отстраненными от избирательной компании на стадии до того, как состоится реальное голосование. Это еще один пример того, что судебная власть слишком завязана на обеспечении интересов некоторых лиц. Суд в этом случае унижается до уровня инструмента для личных разборок.

Взять, к примеру, дела в отношении коммерсантов. На протяжении нескольких лет раздаются призывы «перестать кошмарить бизнес». А что, этот процесс остановился? Кто-то перестал? Статистика не только не сокращается, но и набирает обороты. Дело в том, что общество нередко высказывает те мысли, которые ему внушаются и задаются. И еще бывает, что предприниматели воспринимаются обществом как нечто криминальное. Хотя у нас немало предпринимателей, которые могут и опровергают эти домыслы. Если Россия имеет планы становиться серьезной экономической державой, то иного пути как не через предпринимательство и бизнес, у нас нет. У нас была попытка, когда мы пытались сделать это, минуя предпринимательскую инициативу. И все знаем, чем это закончилось. Я надеюсь, что стану свидетелем того, когда подобные дела смогут рассматриваться судом присяжных.

Есть определенные условия, согласно которым присяжные заседатели должны быть не моложе 25 лет, без судимости, дееспособны и не состоять на учете в диспансерах. А как определяются моральные качества присяжного? Ведь он может оказаться нечист на руку или быть некомпетентным…

Объективность – это способность человека принимать взвешенное решение, свободное от пристрастного отношения к той или иной стороне конфликта. Это сложно. Если иметь в виду человеческую природу и то, на что каждый из нас способен, то утверждение того, что один человек может принять единственно правильное объективное решение – весьма условно. В чем все-таки преимущество суда присяжных и вообще любой судебной системы, которая вопрос о вине не отдает на откуп одному человеку? Суд присяжных – это коллективный разум, совместное принятие решений группой разумных людей. Для этого существует отбор присяжных – очень важный этап в этой системе. Если в человеке чувствуется какая-то предубежденность, существуют определенные технологии, которые позволяют «отсечь» его из числа присяжных. Суды присяжных, как и любой другой суд, не может быть идеальным. Но степень этой неидеальности может быть различной. Исходя из более 40-летнего опыта юридической практики, я убежден, что суд присяжных намного ближе к идеальному и справедливому устройству судебной системы.

Мне кажется, что рано или поздно, а лучше рано, встанет проблема формирования судебного корпуса. Однако у нас и сегодня достаточно хорошее законодательство, которое регулирует деятельность судебной системы, оно предусматривает независимость, установлена ответственность за попытки повлиять на судью.

В Японии мы наблюдаем такую систему формирования высшей судебной инстанции: корпорация адвокатов отбирает 1/3 часть (4 человека) вакантных судебных мест, 1/3 выбирает корпорация прокуроров и 1/3 выбирают судьи. Таким образом образовывается 12 судей и еще 4 человека приходят по протекции Императора Японии. Император определяет Председателя суда. В чем особенность этого суда? Он абсолютно рассчитан на то, что ни одна профессиональная группа не имеет возможности перетягивать одеяло на себя. Только путем выработки общей позиции нет перекоса ни в сторону обвинительной, ни оправдательной части.

Фото: fparf.ru

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация