12+

Поймать на измене или ловкость рук и никакого мошенничества

22 марта 2017

Проследить за недобросовестным партнером, уличить половинку в неверности, вскрыть аккаунт в социальных сетях - в решении таких пикантных задач полиция не поможет, а вот детективное агентство за вознаграждение способно решить эту задачу. Как частные сыщики помогают вернуть в семью неверных супругов? Чем регламентируется детективная деятельность и как получить профессию детектива?

В гостях ведущей программы «Гражданин и закон» Юлии Мелейко на радио «Медиаметрикс.Питер» руководитель детективного агентства Дмитрий Никитин и советник Президента международной Ассоциации детективов Евгений Ивченков.

Дмитрий, насколько мне известно, вмешиваться в частную жизнь человека можно лишь с его согласия. Как детективное агентство обходит этот постулат? Каким образом детективная деятельность регламентируется в законодательстве?

Дмитрий Никитин: Есть федеральный закон о частной детективной и охранной деятельности, согласно которому человек получает лицензию на право заниматься данной деятельностью. В рамках лицензии заключается контракт с заказчиком, по которому мы осуществляем свою деятельность. Это может быть розыск человека, сбор информации по гражданскому делу, а если это уголовное преступление, то мы обязаны уведомить о факте преступления органы МВД.

Ничем незаконным, в том числе вторжением в частную жизнь, мы не занимаемся. Иногда бывает, что приходят родители, подозревающие, что их ребенок ведет неправильный образ жизни, приходится отрабатывать и такие дела, как говорится «по полной программе». 

Насколько я знаю, планируются изменения в законодательстве, которые расширят полномочия детективов…

Дмитрий Никитин: Да, и в это дело большой вклад вносит Президент международной Ассоциации детективов Андрей Матушкин. Если нам дадут большие полномочия, будет лучше для всех. Мы сможем действовать открыто, помогать людям более эффективно, чем сейчас, да и правоохранительные структуры найдут в наших рядах помощников.

Евгений, расскажите, чем занимается Ассоциация детективов?

Евгений Ивченков: У Ассоциации несколько задач. Одна из них, это объединение российских детективов и зарубежных коллег. Это объединение необходимо для того, чтобы создать некий частный аналог Интерпола, чтобы детективы могли работать в любой точке мира. Например, если к нам обращается клиент, которого интересует вопрос в пределах иного города или государства, то с помощью Ассоциации мы можем активно взаимодействовать с нашими партнерами, которые также входят в Ассоциацию, и тем самым осуществлять работу дистанционно.

Еще одна важная задача, которая стоит перед Ассоциацией – это популяризация детективной деятельности и поднятие имиджа детектива, сохранение доброго имени. Все члены международной Ассоциации при вступлении в нее проходят тщательную проверку. Руководство следит за тем, чтобы в наших рядах не появлялись люди, которые занимаются откровенным обманом и незаконной деятельностью. Такие «детективы» зачастую появляются на рынке, в этом случае члены Ассоциации принимают активные меры, чтобы данных людей изобличить и убрать с рынка, потому что они подрывают имидж нашей деятельности и могут препятствовать расширению полномочий честных детективов. По большому счету, международная Ассоциация структурирует рынок, следит за повышением качества услуг и блюдет репутацию частного детектива как специалиста. 

А почему штаб-квартира международной Ассоциации детективов находится именно в Санкт-Петербурге?

Евгений Ивченков: Здесь все просто. Дело в том, что основатель Ассоциации проживает в Санкт-Петербурге. 

Дмитрий, если над человеком прекращается слежка по просьбе заказчика, узнает ли тот, что в его отношении велось детективное расследование? Этично ли это по отношению к нему?

Дмитрий Никитин: Вообще законом у нас запрещена слежка, разрешено только наблюдение в рамках лицензии. Разница в том, что слежка, это активный сбор информации в отношении лица о его образе жизни, проникновение в частную жизнь, в семейную тайну, в том числе съемка в жилом помещении, в квартире, на даче, в гостинице, автомобиле, т.е. все, что касается личной жизни – это слежка. Все, что происходит на улице, в кафе, барах, кинотеатрах, т.е. в общественных местах, это можно фотографировать и снимать на видеокамеру, называется это наблюдение. Другой момент, если расследование заказывает супруг или супруга, мы заключаем с заказчиком контракт на розыск, в рамках которого и проводим расследование. Все это конфиденциально, никаких утечек не может быть. Человек может и не узнать никогда, что его «отрабатывали» детективы.

А если установить жучок в автомобиле, либо в ноутбук? Это квалифицируется как слежка или наблюдение?

Дмитрий Никитин: Использование технических средств незаконно. За это установлена уголовная ответственность.

С какими запросами чаще всего обращаются граждане к детективам? На вашем сайте сказано, что вашим агентством проведено более 1000 расследований, в том числе по раскрытию преступлений, в результате которых около 80 человек привлечено к ответственности. Увидела также, что у вас есть услуга по возвращению человека из секты или плохой компании. Расскажите об этом поподробнее.

Дмитрий Никитин: Запросы чаще всего зависят от времени года. Например, зимой происходит 70% преступлений, весной наблюдается большинство измен, это 60%, затем идет помощь в раскрытии преступлений правоохранительным органам и частные расследования (кражи, мошенничество, изнасилование, похищение человека).

Услуга по выведению из секты заказывается крайне редко. К тому же она одна из самых дорогих, поскольку требует проведения огромного ряда технических мероприятий и внедрения большого количества людей в ту или иную организацию. Люди, попадающие в секту, порой не могут оплатить услуги по выведению из нее, поскольку отдают все деньги сектантам. Родственники с этой бедой остаются один на один. Но было несколько случаев, когда мы внедрялись в секту и в итоге выводили из нее человека.

Почему многие клиенты обращаются к вам за помощью в раскрытии преступлений? Это связано с тем, что правоохранительные органы перегружены? Просят ли вас правоохранители в содействии?

Дмитрий Никитин: Бывает и так, что органы перегружены, а бывает, что люди идут к нам не потому, что не доверяют правоохранительной системе, а потому что хотят обратиться к профессионалу и получить помощь в том ключе, который им нужен. Мы работаем с клиентом от начала и до конца. Для расследования одного дела выделяется сотрудник, который будет заниматься им с 6 утра и до позднего вечера.

Что касается уголовных преступлений, то, конечно, если мы выявляем факт, что оно было, мы обязаны сообщить об этом в УВД по месту совершения. От начала и до конца мы собираем материальную базу, доказательства, пишем заявление и вместе с клиентом идем его подавать. Правоохранительные органы с удовольствием его принимают, ведь фактически, мы приносим им готовое дело.

Евгений, к каким делам чаще всего привлекаетесь вы?

Евгений Ивченков: Чаще всего я занимаюсь техническими мероприятиями - это поиск и обработка информации, взаимодействие с заказчиками по проблемам технического характера, например, когда им угрожают или шантажируют через интернет, это может быть взлом рабочей почты, т.е. по большей части отвечаю за кибербезопасность.

Конечно, каждый детектив проходит соответствующую подготовку, он должен обладать коммуникативными навыками, «живым» умом, уметь наблюдать, искать людей, но, тем не менее, у каждого есть свой определенный профиль,  что я считаю вполне разумным.

Какими инструментами вы пользуетесь в своей практике?

Евгений Ивченков: Есть специальные программы, которые мы используем, чтобы собирать данные, также есть программные комплексы, предназначенные для того, чтобы анализировать и тестировать на устойчивость информационные ресурсы (социальные, компьютерные сети, почтовые аккаунты). Естественно, все это делается с разрешения самого владельца. Если, например, какая-то компания хочет проверить и защититься от злоумышленников, которые путем взлома пытаются получить информацию, представляющую коммерческую тайну, либо может дать конкурентам нездоровое преимущество, заказчик подписывает соглашение, которым дает «добро» на проверку устойчивости. В рамках расследования мы ищем уязвимости. Если находим их, то делаем санкционированный взлом, после чего показываем, как это произошло, устраняем неполадки и обучаем определенным правилам пользования информации. Конечно, самый уязвимый элемент любой системы, это человек. Как показывает практика, иногда можно просто позвонить сотруднику компании и представиться сотрудником отдела безопасности, чтобы тот назвал все пароли.

Правильно ли я понимаю, что вы привлекаете IT-специалистов, которые пишут для вас программы? Или пользуетесь уже готовыми?

Евгений Ивченков: И привлекаем, и пользуемся готовыми, общедоступными. 

Насколько сложно найти хорошего специалиста, который может создать подобную программу?

Евгений Ивченков: Все зависит от области программирования. Так как спрос на создание веб-сайтов велик, то и количество специалистов зашкаливает. Если мы говорим об узкой области, такой, как защита информации, то бывает непросто найти такого человека, но в этом и заключается наша работа.

Дмитрий, вы сказали, что 60% обращений в детективное агентство связано с изменами. Как часто просят проследить за супругами?

Дмитрий Никитин: Сейчас у нас практически каждый день есть обращения по измене. Зимой бывает затишье. Бывает такое, что узнав об измене, супруг/супруга желает устранить соперника либо соперницу, что не удивительно, это около 90% случаев в нашей практике. С такими клиентами работает психолог, который ищет причину разлуки с любовником/любовницей, создает психологический портрет, в рамках которого мы этот объект «отрабатываем». Выбираем актера или актрису нужного типажа. Затем актер отбивает разлучника и супруг возвращается в семью. После того как мы это дело «отрабатываем», с заказчиком работает психолог, который объясняет, как вести ему себя дальше.

Проведение такой операции достаточно дорогостоящее. Сколько должен вложить заказчик для ее успешного проведения?

Дмитрий Никитин: Все зависит от ситуации, смотря какой объект, какие у него критерии. Бывает, что девушки уводят мужчин из семьи из-за денег. Там будут и дорогие подарки, встречи и т.п. В принципе, эта услуга варьируется от 60 до 500 тыс. рублей.

Евгений, допустим, догадки об измене мужа или жены подтвердились. Что дальше? Развод и раздел имущества?

Евгений Ивченков: Зависит от характера и потребностей. Бывает на практике, что люди расходятся, но таких людей немного. Люди, которые обращаются в агентство, в основном заинтересованы в том, чтобы семью спасти, и поэтому цепляются на любую возможность вернуть тепло и комфорт. Но бывают и такие клиенты, которые ищут повод расстаться со своей половинкой. Мы редко интересуемся причинами такого расследования. Бывает и такое, что после того, как мужчина узнал от нас об измене, настроен очень агрессивно. В таком случае мы стараемся донести до него всю опасность ситуации, в которой он может оказаться, остудить его пыл, отвлечь его чем-то. Мы заботимся о наших клиентах и не хотим, чтобы они совершали уголовно-наказуемые деяния. Тем более, что так или иначе мы следим за соблюдением порядка в обществе и стараемся разряжать обстановку и делать нашу жизнь мирной. Наша ответственность лежит как перед клиентом, так и перед обществом. 

Если у вас будет подозрение, что одному из супругов угрожает опасность, вы обратитесь в правоохранительные органы?

Евгений Ивченков: Если мы знаем о совершенном преступлении, либо уверены, что кто-то собирается его совершить, естественно, мы обязаны о нем сообщить. Но все-таки мы стараемся не допустить и предотвратить преступление.

Если говорить об экономических расследованиях, как часто в этом случае дело доходит до правоохранительных органов?

Евгений Ивченков: В бизнесе, как правило, люди стараются выяснять отношения между собой, не вынося сора из избы. Чаще всего речь идет о гражданско-правовых отношениях, у нас есть практикующий юрист, который помогает решать клиентам проблемы такого рода. Если говорить о предприятиях, где совершаются преступления, тут тонкий момент, если заказчик хочет привлечь сотрудника к ответственности, естественно он может это сделать. Но если сумма ущерба была незначительной, и злоумышленник готов возместить ущерб, то в таком случае конфликт решается по соглашению с потерпевшей стороной.

Дмитрий, трудно оставаться эмоционально невовлечённым в дела?

Дмитрий Никитин: Эмоционально я не вовлечен в эти процессы с 2001 года, поскольку я всю свою сознательную жизнь занимался сыском. Поначалу сочувствовал каждому человеку, жалость вызывали и преступники, которые шли на преступление от безысходности, безденежья. Но со временем это все профессионально деформировалось, и сейчас я руководствуюсь холодным умом. Если к этому вопросу подходить эмоционально, то профессионализм вряд ли придет.

А молодые кадры проявляют сочувствие к клиентам?

Дмитрий Никитин: Есть такое. Но это не порок. 

А что скажете по поводу вашего сотрудничества с правоохранительными органами? Много ли дел доходит до уголовного расследования? Были ли какие-либо вопиющие случаи?

Дмитрий Никитин: Практически все доходит. Мы изначально видим, сможем мы раскрыть это  дело или не сможем. Если можем, мы беремся, выявляем факты и делаем все возможное, а сделать можно многое.

Привлекаете ли к работе полиграф? 

Дмитрий Никитин: Где-то раз 10 в месяц он используется, 8 из этих случаев обычно связаны с коммерческими расследованиями, 2 с изменами. Обмануть полиграф простой человек не может. Конечно, есть методы, позволяющие это сделать, но они закрыты, и для этого нужно быть очень подготовленным. Наверняка в спецслужбах этому обучают. Не человек дает ответ на вопрос, а реакция его организма. Тело реагирует на пульс, выделение пота, и другие малейшие изменения. Проверка на полиграфе делается только с разрешения проверяемого, он пишет расписку на согласие. Затем специалист подготавливается, выезжает на место происшествия и составляет тест. Потом собирает данные и расшифровывает их, после чего дает ответ, имело место событие или нет.

Евгений, как вы относитесь к полиграфу? Были ли случаи, когда машина ошибалась?

Евгений Ивченков: Тут вопрос в другом - были ли случаи, когда ошибалась не машина, а полиграфолог? Машина ошибиться не может. Она регистрирует данные показателей телесной активности. Случаев ошибок полиграфологов не было, потому что мы привлекаем опытных профессионалов. Вероятность того, что этот человек ошибется и обманет машину, ничтожно мала.

Детективы – это бывшие сотрудники правоохранительных органов? Или работать детективом может совершенно любой человек? Можно ли где-то получить профессию частного детектива? Как вы попали в эту сферу деятельности?

Евгений Ивченков: Сейчас происходят попытки создать учреждения, которые могли бы обучать профессии детектива. Но, конечно, большая часть детективов, это сотрудники правоохранительных органов, органов следствия и спецслужб.

Дмитрий, а чем вы занимались до того, как открыли детективное агентство?

Дмитрий Никитин: Служил, работал в уголовном розыске. Служба хорошая и интересная вещь. Но всему приходит конец.

Насколько сложно найти кадры?

Дмитрий Никитин: Очень сложно. Когда это получается – это успех. Обращений много. В месяц поступает 3-4 резюме. Если я подаю объявление о вакансии, у меня телефон разрывается, 200-300 звонков в день. У нас многоуровневый этап собеседования, потом длительная стажировка, т.е. достаточно серьезный профотбор. Мы отвечаем перед заказчиком, в том числе и своей репутацией.

Мы постоянно растем, обучаемся, та же компьютерная сфера постоянно развивается. Стоять на месте тут нельзя. У нас есть и закрытые курсы повышения квалификации. Учим сами.

Каких заказчиков, с какими вопросами и проблемами вы ждете?

Дмитрий Никитин: Мы ждем тех людей, которым нужна помощь, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию. Не хотели бы видеть людей с плохими намерениями. Когда человек хочет «накопать» о ком-то информацию, чтобы разрушить чью-то жизнь и погубить - мы не беремся за такие дела.

Евгений Ивченков: Приятно работать с теми клиентами, которым мы можем помочь. А по большей части мы им и помогаем. Мы не разделяем клиентов по классам. Зачастую детективы занимаются не только выявлением супружеской неверности, а и изобретением способов решения простых жизненных ситуаций. Как правило, люди благодарны.

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация