12+

Как привлечь в Петербург новых инвесторов?

21 июня 2017

В мае этого года на заседании Правительства Петербурга были одобрены изменения в Генеральный план города. В Комиссию по подготовке изменений поступило более 2 тысяч заявок. Какие конкретные предложения по улучшению транспортной инфраструктуры, сохранению зеленых насаждений и созданию нового рекреационного историко-образовательного пространства вошли в проект изменений? И в какие проекты государственно-частного партнерства сейчас имеет смысл вкладывать средства? Об этом «Гражданин и закон» побеседовал с депутатом Законодательного собрания Петербурга Александром Рассудовым.

Вы принимаете участие в работе Комиссии по подготовке изменений в Генеральный план Санкт-Петербурга. Поступило более 2 тысяч заявок, изменения в основной градостроительный документ планируют завершить до конца июня этого года. Можно ли подвести предварительные итоги, какие есть конкретные предложения по улучшению транспортной инфраструктуры, сохранению зеленых насаждений и созданию нового рекреационного историко-образовательного пространства?

Работа над изменениями в Генплан завершена, Заксобрание приняло эти изменения во втором чтении, третье чтение – исключительно сверка с федеральным законодательством и редакторские правки.

Основная задача изменений – развитие улично-дорожной сети, прежде всего трассировка так называемого Восточного скоростного диаметра, цель которого – разгрузка совместных транспортных потоков Петербурга и Ленобласти. Чтобы решить проблему приграничных территорий – Мурино, Кудрово, Девяткино.

Свои предложения мог отправить любой житель города? Но еще ведь есть мнение профессионального сообщества: руководителей крупных строительных компаний, известных архитекторов. Привлекаете ли вы их к дискуссии?

Если посмотреть на состав комиссии, куда в основном входят представители органов исполнительной власти, то представители профессионального сообщества там присутствуют опосредованно. Хотя, конечно, всегда хочется на старте проекта услышать мнение профессионалов – и архитекторов и девелоперов.

К сожалению, у нас слабо развита наука урбанистика. Город может развиваться только вертикально и горизонтально. Судя по последней редакции правил землепользования и застройки, выбрана стратегия развития по горизонтали. Введен базовый регламент высоты зданий в 40 метров, есть доминанты, где возможно получить разрешение на отклонение от этой базовой высоты. Развитие по горизонтали ведет за собой активное развитие улично-дорожной сети, у нас она, к сожалению, не поспевает за темпами развития города. А эти темпы мы также остановить не можем.

Один из крупных девелоперов нашего города сказал в интервью программы, что «серый пояс» это наша питерская нефть и, к сожалению, сегодня ее не добывают. "Одна из причин, по которым инвесторы не идут в город: не понятно как оформлять документы на земельные участки. Если бы собственникам «серых» производственных участков, где уже давно вместо производства ведется торговля, разрешили продавать земли инвесторам и менять категорию землепользования, тогда инвестиции хлынули бы в город, а темпы строительства увеличились". Как вы можете прокомментировать это высказывание?

Я абсолютно согласен с этим высказыванием. Передовые страны являются постиндустриальными обществами, где развивается инновационный сектор экономики. Это создание продуктов, связанных с интернет-сферой и программированием. К этому стремимся и мы. Если брать наши компании Яндекс, Мейл.ру - им ведь не нужны цеха. Постиндустриальное общество это индустрия знаний.

У нас тоже сейчас большая часть населения занята в сфере услуг, а не в сфере промышленного производства. А потому наследие прошлого – здания заводов и цехов в современных реалиях должны использоваться по другому назначению.

Сейчас «серый пояс» это складские и офисные помещения низкого качества. Их надо приводить в нормальный хозяйственный оборот. Нынешняя ситуация плоха и для экологии и для развития туризма. Из-за этого выпадает огромное количество территорий.

Сейчас многие известные предприниматели из строительной сферы и не только (Максим Левченко, Эдуард Тиктинский, Александр Вахмистров) используют альтернативные площадки для того, чтобы выразить свое мнение или озвучить свои предложения по тем или иным вопросам. Активно используют фейсбук и другие соц.сети, кто-то использует традиционные СМИ. Как вы считаете, какой способ наиболее эффективный для тех представителей бизнеса, кому не безразлична судьба города?

Любые каналы продвижения профессиональных идей хороши. Кто-то любит печатное слово, кто-то электронное. Все хорошо в меру. Я, например, не сижу в соцсетях, не пишу, но читаю СМИ. Тот же Тиктинский регулярно там публикуется, я всегда слежу за его высказываниями.

У всех депутатов проходят регулярные встречи с избирателями. Как правило, на таких встречах разговор заходит о «бытовых» вопросах (пенсии, ЖКХ, общественный транспорт). Наверняка проходят встречи со студентами ВУЗов. Есть категория граждан (общественные деятели, бизнес, топ-менеджмент), которые понимают немного больше в вопросах, которые касаются законодательства. Имеет ли смысл объединить их в какой-то отдельный пул?

Конечно, да. Подобные попытки предпринимались неоднократно. У нас есть организации «Опора России», «Союз промышленников и предпринимателей» и другие. Чем больше площадок для обмена мнениями, тем лучше. Но, несмотря на большое число площадок, к сожалению многие сложные и противоречивые моменты долгое время не разрешаются.

Перед нами большой объем информации, но мы постепенно перестаем учиться ее анализировать. Мозг нужно тренировать, проводить аналитику, выбирать какая площадка больше подойдет, чтобы донести свое мнение.

Поговорим о законопроекте о стратегических инвесторах. Вы - в прошлом крупный девелопер, как вы считаете снижение объема инвестиций, необходимый для получения этого статуса действительно будет способствовать привлечению капитала в город? Также Вы и Ваши коллеги настаиваете на том, что соглашение о стратегическом партнерстве должно быть открытым, не отпугнет ли это крупный бизнес?

Это не должно отпугнуть бизнес. В деле участвует публичный собственник, поэтому это должно быть открытое соглашение, оно должно подвергаться конструктивной ревизии со стороны общества, ведь расходуются средства бюджета. Но оценивать надо грамотно. Речь не идет о раскрытии каких-то внутренних экономических показателей.

Мы должны понимать, каких целей хотим достигнуть, устанавливая те или иные критерии. И какие задачи решить. Например, по поводу гостиничного бизнеса: у нас достаточно большой номерной фонд пятизвездочных отелей, но при этом не хватает хороших трехзвездочных гостиниц. Надо понять, где точка отсечения, чтобы к нам приходили именно такие проект. Впрочем, нам необходим приток любых инвестиций.

У вас есть опыт ведения крупного бизнеса, как вы считаете, в какие проекты государственно-частного партнерства сейчас имеет смысл вкладывать средства? Этот вопрос хотелось бы рассмотреть с двух точек зрения: положительный эффект для города и выгода конкретного предпринимателя, поскольку здесь не идет речь о меценатстве.

Для начала надо определить для себя капиталоемкие отрасли и проекты, где бюджетного финансирования не достаточно. Партнером выступает крупный бизнес, который может себе позволить выделить крупные инвестиции на старте. Надо понять, что для нас приоритетно. Например, есть проблема с сетевым хозяйством – это водоснабжение, водоотведение и есть проблема с развитием улично-дорожной сети, а значит надо привлекать бизнес в эти сферы. Эти шаги необходимы для решения тех или иных социально-экономических проблем.

Термин «ГЧП» пришел к нам из-за рубежа. В одной научной статье сказано, что в зарубежных странах, чтобы подчеркнуть приоритетную роль частного сектора, иногда используется термин "частно-государственное партнерство". Но в современных реалиях, в России целесообразно применять термин "государственно-частное партнерство", который четко определяет ведущую роль государства. Если рассматривать нашу страну и наш город, как импортирующий методы и принципы организации ГЧП-проектов, то на ваш взгляд, как можно использовать зарубежный опыт, например, в инфраструктуре Санкт-Петербурга?

Я бы назвал нашу модель ГЧП - государственное и квазигосударственное партнерство. В крупных проектах города участвовал в основном банк ВТБ, а он существует при активной поддержке государства. Такова специфика наших реалий: большими средствами располагают квазигосударственные корпорации - Газпром, Роснефть, ВТБ, Сбербанк.

По сути ГЧП это старый институт, знаменитая реконструкция центра Парижа при Наполеоне III– пример одного из первых таких партнерств. Казна французской республики была не в состоянии оплатить масштабные преобразования столицы, до 80 процентов ресурсов были частными средствами. В Петербург и примеры удачного ГЧП – строительство нового терминала аэропорта и ЗСД.

В списке Ваших законодательных инициатив "О внесении изменения в Закон Санкт-Петербурга "О благоустройстве в Санкт-Петербурге". В пояснительной записке говорится, что в действующем законе нет нормы регламентирующей отношения, в области благоустройства объектов культурного наследия и их территорий. Не могли бы вы поподробнее рассказать, в чем именно будут заключаться эти поправки?

У нас в реестре объектов культурного наследия значится около 9200 объектов, причем многие из них это ансамбли, на территории которых также надо производить благоустройство. К примеру, внутри ансамбля, есть садово-парковое хозяйство с урнами и скамейками которые не являются объектами культурного наследия. Но в то же время они находятся на территории памятника. Я считаю, что не стоит обременять этим Комитет по охране памятников. КГИОП должен заниматься только объектами наследия, а остальным пусть займутся соответствующие органы. 

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация